Познакомится с настя щими ранетками

Calaméo - T1ndl

Многие люди, не знаю- щие нас хорошо, не понимали, почему я развелась. .. ди» в Москву. — Интересно узнать историю ва- шего знакомства. .. Дочь Настю «Вечер с Владимиром Россия, 12+ ➜ « Выкрутасы» «Ранетки» «Риццоли и Айлс» «Эй. щие посты в коммерческих структу- рах, единятся Евгений Кошевой и Настя Стоцкая. на неделю с 7по желает познакомиться» из цикла решает ехать в тур вместе с «Ранетка- ми». Учителя. Рогова, Анастасия Агаева и Татьяна щие средства, но теперь у вас есть выбор: снимать Благодаря Матвею «Ранетки» получают возможность высту- пить на крупной ная, темпераментная, познакомится с м/о мужчиной.

Это был естественный отбор — выживали самые жизнеспо- собные. Она рано осталась вдовой. В гражданскую пришли белые в село, арестовали всех мужиков с вечера и погнали неведомо. В логу порубили пленников шашками. Провожали бабы на утренней зорьке коров в стадо и наткнулись на убиенных. К осени на про- литой крови поднялась невиданно густая трава, а страшное место тихой — без единого выстрела — казни с тех пор ста- ли называть кто Красным, кто Тихим логом.

Был среди убитых и мой тридцатипятилетний тогда де- душка Кузьма, тело которого сложили по частям и привезли к родному порогу. Оплакали, по древнему обычаю предали земле. И до сих пор именуют наше село Вдовьим, хотя есть у него официальное название. Пришлось молодой вдове Вере Анисимовне деток одной поднимать. Трудно без мужика в деревне, сын-подросток от рук отбивается, неслухом растёт.

Несколько раз из соседних сёл засылали сватов, да парнишка — поперёк: Так и осталась бабушка одинокой. Всю жизнь посвяти- ла любимому и ненаглядному своему Яшечке и дочери — моей маме. Для них обеих Яша стал своего рода идолом, которому поклонялись, которого обожали, которому пре- данно служили. Выросли дети, а тут новая война грянула — Отече- ственная. Сына призвали в армию, своенравная дочь сама сбежала на фронт.

Вернулась с войны не одна — с мужем- лейтенантом. Однако прожил он недолго и вскоре скончал- ся от незаживающих ран. Несколько лет мама жила вдовой, Брат любит сестру богатую 21 Ника из созвездия Козерога воспитывала дочку Светочку, а потом встретила свою на- стоящую любовь — моего папу.

Но счастье родителей было недолгим. Все злоключения начались с появлением в высокогорном ауле Сары-Дара маминого брата Яши, вместе с которым при- ехала и бабушка Вера с моей сестрёнкой Светой — маминой дочкой от первого брака. Когда мне было три года, отца пере- вели на новое место службы.

Как раз в это время дядя Яша попал в тюрьму — что-то случилось у него на работе. Мама по-прежнему преданно его любила. Они с бабушкой всё вре- мя плакали, изо всех сил пытались помочь: Однако следствие всё тянулось и тянулось. Мама не решилась бросить брата в беде и поэтому не поехала с мужем в город, где ему пред- ложили управление крупным банком. Посчитала, что брату она нужнее. Родители расстались, и я навсегда осталась без отца, потому что мама не поддерживала с ним никаких отноше- ний.

Вскоре они потеряли друг друга из виду. Доходили слухи, что он занимал высокую должность в министер- стве внешней торговли республики, потом — в торговом представительстве за границей. Дядя Яша обездолил не только сестру, но и меня: Мама продолжала работать в магазине, а с нами нянчи- лась бабушка Вера.

Непонятно только, почему меня не окрестили — то ли негде было в горном таджикском ауле вряд ли была православная церковьто ли воинствующий тогда атеизм помешал. Пятилетнюю Светочку мать несёт на руках, а у той ноги поч- ти по земле волочатся: А ты, трёхлетняя, ручонкой за бабушкину юбку держишься и едва успеваешь за.

На что бабушка неизменно отве- 22 Гульчера Быкова чала: Иной раз до ругани дело до- ходило: Или принесу шоколадные конфеты — все ей скор- мит, а тебе сунет одну-две, а то и вовсе не даст… Ничего этого я не помню: А ба- бушку Веру можно понять: Бабушка была против второго выбора своевольной дочери и твердила, что ничего хорошего из её брака с иноверцем не получится.

Нет ничего уязвимее и мимолётнее в этой жизни, чем женское счастье. То оно есть — ослепительное и большое, и кажется, на всех хватит, а то — раз, и нет его, будто и вовсе не бывало.

На Руси исстари считали: Осудили брата, уехал навсегда муж, а тут ещё горе — умерла главная помощница, бабушка Вера, которая не перенесла ударов судьбы, свалившихся на её детей. Хорошо ли, плохо ли, но она присматривала за нами, а мама работала, содержала семью и регулярно отправляла посылки осуждённому брату, как могла поддерживала его, распродав всё ценное, что осталось от мужа.

Поначалу мы оставались под присмотром сердобольной Халимы — хозяйки, у которой снимали жильё и которая лю- била меня без памяти. Но она слабела и угасала на глазах от старости и горьких переживаний за сгинувших сыновей. Умирая на руках постоялицы в полном сознании, взяла с неё обещание не бросать дом и усадьбу, пока кто-нибудь из сы- новей не вернётся.

Хоронили её всем аулом. Сары-Дара попала под сильнейшее землетрясение. Почти весь аул ушёл под 23 Ника из созвездия Козерога землю, магазин, банк, школу, больницу и отдельные дома пришлось долго откапывать. Сразу после катастрофы всех сарыдаринских детей с табличками на груди вывезли са- молётом в Сталинабад — теперь он Душанбе называется — и разместили по детским домам, пока взрослое насе- ление выбиралось из сейсмически опасной зоны, которая считается таковой до сих пор.

Все документы, в том числе и моё свидетельство о рождении, были утеряны во время землетрясения. А нас судьба занесла в Киргизию, где мама попыталась устроить своё счастье ещё раз, хотя с двумя детьми это было непросто.

Она третий и последний раз, не по любви и не по расчёту, вышла замуж за человека без определённых заня- тий и места жительства.

Таких сейчас бомжами называют. Мама надеялась, что он, обретя кров, станет нормальным человеком, будет любить её и детей, поддержит семью. Ведь здоровый молодой мужик в доме — что ещё надо одинокой, хлебнувшей лиха женщине?

Но отчим оказался мерзавцем какого поискать — ленивым, подлым и развратным. Вскоре в семье появились два сына — мои братцы, которые умствен- ными способностями и характером один в один повторили своего непутёвого родителя, ибо сказано: Мама не возражала, а моего мнения никто не спросил, да его и не было по малолетству. С тех пор до шестнадцати лет я жила под чужим именем, фамилией и отчеством. Нашу большую семью практически содержала мама. Она вертелась как могла на нескольких ставках с утра до ночи — и продавцом, и уборщицей, и кочегаром, пока отчим, уволив- шись в очередной раз с работы, делал вид, что ищет новую, а на деле месяцами попросту сидел у неё на шее.

Иногда ва- рил обед или ужин, но в основном целыми днями валялся на кровати, ожидая усталую, нагруженную сумками жену с работы. Воровал у неё казённые деньги, пил водку да ещё тайком бегал к одиноким соседкам.

Calaméo - Tlndl

Когда больше некуда было устраиваться, мама увольнялась, мы переезжали на новое место, где всё повторялось. Жили бедно, едва сводили концы с концами. Я любила маму и ненавидела отчима. В Барнауле пошла в первый класс. Началась полная удив- ления и восхищения школьная жизнь, когда каждый урок узнаешь столько нового и необычного, что радость от встре- чи с чудом непознанного, неведомого ранее трудно сразу пережить.

Этот восторг надо было потреблять небольшими порциями, иначе можно было задохнуться от счастья. Это всё равно что бег с горы: Училась как-то неистово, а моя старшая сестра с подружками считали меня тронутой. То, что было ежеднев- ным, ежечасным праздником для меня, для них было обузой.

Каждый оценивает происходящее со своей колокольни. Не знаю почему, но мне нравилась школа, я обожала слушать учителей, с огромным удовольствием отвечала у доски, с интересом выполняла домашние задания, много и жадно читала. Это был нескончаемый восторг, пир богов. Никому до меня не было дела. Мама, целыми днями и вече- рами загруженная работой, едва успевала отдохнуть и на- браться сил для следующего тяжкого дня.

Она радовалась моим успехам, гордилась мною, всегда поддерживала во мне тягу к знаниям. А неугомонный червь познания, скорее даже дракончик любознательности, всё разрастался и раз- растался во. Редкими вечерними часами, когда мама, отдыхая, вышива- ла крестом или гладью либо вязала как и бабушка, была иску- сной рукодельницейона задумчиво пела. Странные это были песни — протяжные, печально-заунывные.

Они наводили на меня непонятную тревогу и даже страх, будто примеряешь на себя чужую боль. И становилось на душе так невыносимо, что хотелось уткнуться в мамины колени и заплакать.

Они росли так близко, что, облокотившись спиной о красноватый ствол одной, обе другие можно было обхватить руками. Именно так стояла тонкая сероглазая девушка, с русой косой до пояса, у этих самых сосен на краю дороги, по которой вот-вот уйдёт её суженый в чужую далёкую сторону.

Тёплый осенний ветерок покачивал зелёные пушистые ветви, посвистывая меж длин- ных сосновых игл, и нёс по воздуху прозрачные паутинки ба- бьего лета. Синее небо опрокинулось в придорожное озеро, и по зеркальной глади его, словно большие лебеди, плыли бе- лые облака. В тревожном предчувствии шептались прибреж- ные камыши, хранившие тайны многих-многих влюблённых, искавших приют под этими соснами.

Он клялся и божился одну меня любить, на дальней на сторонке меня не позабыть Печально возвращается девушка в село. Предстоит дол- гая разлука, студёная зима и томительное ожидание первых весенних дней, когда вернётся её ненаглядный. Однажды мне приснился ужасный, страшный сон: В мелодии песни столько печали и тяжкого предчувствия, что в груди у меня что-то сжимается и набухает.

Господи, что же будет? Но девушка не верит сну, смеётся над своими страхами и предчувствиями. Суженый обязательно вернётся, и они сно- ва будут счастливы. По-другому и не может быть! Обманутая, преданная, стоит она в толпе у ворот, мимо которых проезжает её милый со счастливой избранницей. Я у ворот стояла, когда он проезжал. Меня в толпе народа он взглядом отыскал. Глаза мои увидел, и взгляд свой опустил, и понял, что навеки он сердце мне разбил От песни становилось так тягостно и горько, что я, за- бившись под подушку, тихо плакала.

А вдруг и со мной такое случится? Кажется, ещё до школы со мной произошло такое, что врезалось в память и впоследствии каким-то загадочным образом сопровождало меня всю жизнь.

В большом городе у нас не было коровы, куриц, огорода. Чтобы прокормить многодетную семью, родители с утра до ночи были на работе. За малышами-погодками присматри- вала я — сама от горшка два вершка. Приходила из школы Света, наводила порядок, готовила обед, присматривала за нами.

Одним словом, мы целыми днями были предоставле- ны сами. Однажды мы рассорились, и сестра ударила меня эмалированной кружкой в висок. Остальное помню так ярко, словно это произошло несколько часов, а не полвека. Надголовоймоей—пронзительносинеенебо,идубосиком по тропинке меж дивных лугов, а земля под ногами — тёплая, ласковая, трава — свежая, мягкая, шелковистая, ярко-зелёная, и на ней, куда ни кинешь взгляд, — нежно-голубые незабудки, словно осколочки неба.

А дальше до самого горизонта — по- 27 Ника из созвездия Козерога спевающие хлеба от ветерка колышутся, волнуются. Всё за- лито чудным светом, неземным теплом и благоуханием. Поют птицы, порхают бабочки и стрекозы. И так хорошо, так легко, так радостно и спокойно, будто кто-то рядом со мной или надо мной — невидимый: Он — не человек, но Он словно во всём — в воздухе, в небесах, в безбрежных лугах, в индиговых не- забудках, Он — во мне, Он — со.

И я под Его покровом. И потому мне так хорошо и спокойно. Боль в виске становилась всё ощутимей, от неё я и при- шла в сознание. Открываю глаза, а надо мной — зарёванная сестра. Она с трудом поднимает меня и переносит на кровать.

Вот так я вернулась в обычный тусклый мир тесной бедной квартиры. Я долго плакала — не от боли, а больше оттого, что очень хотелось туда — в чудный мир, под синее небо, в благоухающие незабудковые луга.

Потом, в самые опасные, тяжкие минуты жизни, на память приходило именно это ви- дение и чувствовалось явственное присутствие какой-то до- брой силы. И сразу становилось спокойнее на душе, словно напоминание, что есть Он — тот, кто меня защитит, закроет от неминуемой опасности. Много позже, во взрослой жизни, узнала молитву, которая приблизительно передаёт пережитый в детстве духовный опыт: Я ни в чём не буду нуждать- ся. Он покоит меня на злачных пажитях, водит к водам ти- хим, направляет на стези правды имени своего ради.

Если я пойду и долиною смертных теней, не убоюсь зла, потому что Ты со мною, Господи. Твой жезл, Твой посох — они успо- каивают. Ты приготовил предо мною трапезу в виду врагов моих. Ты умастил елеем голову мою. Чаша моя пре- исполнена. Так милость и благость Твоя да сопровождают меня всю мою жизнь. И я пребуду в доме Господнем многие дни.

Господи, да спаси Ты меня! Прокормить в большом городе большую семью стало невозможно. И родители решили переехать в Узбекистан, где в небольшом городке под Ташкентом безбедно жил во втором браке мамин брат Яков. Первая его жена, Ольга, фронтовая любовь, была сиро- той, воспитывалась в детском доме.

И потому на семей- 28 Гульчера Быкова ном совете решили, что мама и дядя Яша будут работать и учить Ольгу в педагогическом институте. А уж потом они и маме помогут получить образование. Доверчивая и само- отверженная мама поверила. Но человек в беде позна- ётся. Как только дядя Яша попал в тюрьму, Ольга сразу же уехала куда-то с маленьким сыном.

Любимая жена броси- ла дядю Яшу, а сестра преданно служила ему, пожертво- вав своим семейным счастьем и благополучием, обездолив себя и. Однаж- ды я подслушала, как тётя Нина рассказывала соседке о своём первом замужестве. Её рассказ поражал воображение Она была первой красавицей в станице, к тому же отчаян- ной, смелой и умной. Он был под стать ей я видела его фото- графии в альбоме: И любили они друг друга так сильно!

Верили — ничто их не разлучит. После окончания техникума её направили в дальний район агрономом, а он, простой тракторист, поехал за. Прибыли на новое место, а жить негде — нет пока квартиры для агронома, потому что дом для колхозных специалистов не достроен. Сняли временно, до осени, у одинокой вдовы летнюю кухню. Посмотрела красавица Нина на хозяйку и улыб- нулась самоуверенно: Да и любовь-то у них такой крепкой была, что ни в сказке сказать, ни пером описать. А хозяйка-то приме- тила усмешку гордой постоялицы.

И тоже недобро усмех- нулась. Целыми днями пропадает молодая агрономша на полях. Благо скакуна ей хорошего председатель дал, чтобы, значит, с одного поля на другое или ещё куда дальше побыстрее по- спеть. И носилась она как ветер, только и видели её то здесь, то там — красивую, статную, с тугой косой до пояса, на бы- стром белом иноходце.

Не одно казачье сердце заходилось при виде агрономши. А она не чаяла поскорее к суженому 29 Ника из созвездия Козерога в объятия попасть, потому что милее никого не знала и не замечала жгучих взглядов станичных мужиков. Он землю пашет, она по полям разъезжает, порядок наводит.

Быкова Г.В. «Ника из созвездия Козерога»

Предсе- датель доволен новым специалистом, торопит строителей с домом: Отсеялись первыми в районе. Дружные всходы наливаются, тяжелеют колосья — любо-дорого смо- треть. Уборка не за горами. Только примечает красавица жена неладное: А потом и вовсе стал от неё отмахиваться, мол, опостылела, глаза бы не глядели. А сам не свой, вроде как опомнится, прощения просить начинает: И плачет даже, так жалко ему с любимой женой расставаться.

Кинулась к местной знахарке и травнице, а та, не дав рта раскрыть, спрашивает с порога: Собирайся и уезжай отседова, покуда цела. Не видать тебе мужика твово как своих ушей, потому как не твой он таперича. Не надо было лук-то подбирать! Али свово не было, что позарилась на чужой подклад, надуманный, нагаданный, по ветру пу- щенный чёрной вдовой. Не поверила тётка провидице.

Сама, ведьма, и подброси- ла ту луковицу! Откуда про неё узнала? Ведь и рта не дала открыть. Вернулась к мужу и ну его умолять переехать от вдовушки-колдовки или вообще из проклятого колхоза, гори он синим пламенем.

Дня три назад сажусь на коня, а мне вдруг плохо — голова закружилась, затошнило. А сегодня утром с крыльца схожу — снова в гла- зах померкло и замутило. Долго сидел так, ниже плеч голову повесил…. А потом поднял на неё глаза, а в них — слёзы и тоска смертная, так что сердце у неё захолонуло.

И тихо так говорит: А я навек здесь, как собака на цепь, привязан. И прости меня, Христа ради. Никого так не любил, как. И никогда любить не буду, а только отныне не быть нам. Век буду о тебе помнить, любушка незабудняя. Проплакали с ним всю ночь, обнявшись не как муж и жена, а как брат и сестра. Уехала кра- савица казачка одна, а он, её первая и последняя любовь, так и остался в плену у чёрной вдовы.

Кто родился — девочка или маль- чик? Вернулась в станицу, где свадьбу играли. Мне и небо, и Дон голубой, и свет белый чёрными кажутся. И не любы мне друзья-подружки, луга лазоревые, где гуляли ночами соловьиными, и сад, где под спелыми вишнями миловались.

А тянет сила страшная к тихому ому- ту, что будто спит и не шелохнётся. Стою над ним, и нет силы отойти — Гриша мой там, улыбается и рукой вот так манит, зовёт, значит Аккурат мимо пруда коваль шёл, в кузне припозднился. Услышал плеск, кинулся следом. Меня откачали, а младенчик-то на другой день мёртвенький вышел: Сама и сгубила мальца. Грех на мне до самой смерти. И на том свете Господь не простит. Мальчик был кудрявень- кий, как Гриша Вот почему тётя Нина часто пела печальную песню, кото- рую, как мне тогда казалось, сочинила сама Зачем, казак, ты в степь умчал На вороном своём коне?

Зачем ты встретился со мной, Когда в Дону коня поил, Зачем чубатой красотой Казачки сердце покорил? Тётка пела и тихо плакала. Я понимала, что в это время душой и мыслями была она далеко-далеко — в донских цве- тущих лугах, в своей сверкнувшей, как семицветная радуга, молодости. Зачем бросал сирень-цветы В моё полночное окно? Зачем всех лучше в мире ты, Как солнца свет, когда темно?

Зачем желанный ты такой, Как синеглазый вольный Дон? Зачем в станице за тобой Казачки ходят табуном? В этом месте тётя Нина, будто обращаясь к кому-то не- видимому, безнадёжно понимала — не получит ответа вы- водила низким грудным голосом: Как у судьбы своей спросить, Бедой-разлукой не грозя, Ни в чем винить, ни позабыть, Ни разлюбить тебя. Зачем же сел ты на коня, Умчал в лазоревый рассвет? Ни у тебя, ни у меня, Ни у судьбы ответа. Недавно я услышала эту песню в исполнении Донско- го казачьего хора.

Это, оказывается, старинная народная песня. У дяди Яши и тёти Нины никогда не было детей, и по- тому они пришли в ужас, когда на них свалилось наше мно- годетное семейство. Хулиганистые братишки за несколько дней превратили благополучную квартиру в такой бедлам, что дядька с тёткой схватились за голову и быстро нашли для нас квартиру в списанном бараке за городом, подальше от их двухэтажки.

Сначала я была в восторге от умной и образованной тёти Нины. Мне нравилось, что она так много знала, всег- да обстоятельно отвечала на мои вопросы, удивляясь их обилию и разнообразию. Меня же как всегда мучил, как теперь говорят, информационный голод. У дяди была пре- красная библиотека. Я глотала книгу за книгой, не всегда понимая то, что читала. Книгу о похождениях главного героя по ночным борделям иранской столицы у меня изъяли. Мы знакомилась с необычным южным городом, пропа- дали в парке, где росли невиданные экзотические растения.

В полдень тётя Нина приходила на обед. Мы все ждали её с нетерпением, потому что постоянно хотели. Мама, про- стая душа, в первый же день отдала все деньги тёте Нине в надежде на то, что, пока они с отчимом устроятся и получат первую зарплату, питаться будем. Дядя Яша запозда- ло поругал сестру за необдуманный поступок, потому что хорошо знал жену. Дяди Яшины опасения оказались не напрасными.

Тётя Нина бессовестно экономила на. Уверяла, что в жарком климате нельзя есть мясное или рыбное, а надо есть овощи, фрукты они здесь, на юге, стоили копейки или пшённую кашку на молоке.

Она лихорадочно искала работу. Вот как-то ждём, ждём на обед тётю Нину, а её всё нет и. От нетерпения побежали навстречу, а она идёт по аллее и нас не видит. Решили понарошку напу- гать её. Спрятались за кустами и крадёмся. Вдруг она сверну- ла к шашлычной, купила два шампура с большими кусками пахучего мяса и не спеша принялась. Мы растерялись и онемели. Глотая слюнки, во все глаза смотрели из своего зе- лёного убежища, как она жадно поглощала вкуснятину.

По- том как ни в чём не бывало заспешила к дому. Мы явились к столу с опозданием. Сидим подавленные и слушаем, что мясо в жару вредно, что от него заболеть можно, нет ничего полезнее пшёнки. С тех пор я поняла, что взрослые лгут на каждом шагу, а дети учатся у них, и невзлюбила тётю Нину. Только выдали нам ордер на квартиру, дядя Яша подогнал машину, погрузил скудный багаж и всю нашу ораву в кузов, и мы поехали за город. Единственный близкий и родной че- ловек даже не вылез из кабины, когда двое рабочих разгру- жали наш скарб.

Они с женой никогда не приходили к нам, стыдясь нашей бедности и неустроенности. Хотя нет, однаж- ды осчастливили — пришли просить меня удочерить. Мама расплакалась и не раздумывая отказала. Она вспоминала давнюю историю о том, как жила когда- то в Нижнем Уймоне бедная семья, где было двенадцать ребятишек.

Самого младшего отдали в богатую бездетную семью. Прошло время, дети выросли. Приёмыш получил наследство, стал знаменитым купцом. Однако иногда, обычно на праздник, приходил он в родной дом и горько плакал: Неужто не нашлось бы мне корочки хлеба? Вроде и не чужим, а отказала.

Впечатле- ния детства часто влияют на важное решение в последую- щей жизни. Тётя Нина заявила на прощанье, что ма- мины деньги давно кончились, что они кормили нас за свой счёт, а им, бедным, самим не на что жить. Мама униженно просила одолжить хотя бы на хлеб. Дядя Яша развёл руками — всем в доме распоряжалась жена, которая и ему выдавала лишь на карманные расходы.

Когда мы остались в пустой неприглядной квартире, мама заплакала. Ни мебели, ни посуды, ни денег. И неоткуда ждать помощи, никто не поможет Наскоро помыв полы, улеглись на стёганые одеяла, привезённые из Барнаула. В них теперь не было нужды, так как стояла сорокаградусная жара. С утра мама ушла на поиски работы, а нас обнадёжила: А он не приезжал. Мы с сестрой начали мыть стены и окна, а Васька с Серёжкой побежали на улицу. Прошёл один голодный день, начался.

Мы ждали и не плакали. Но отчима всё не. В отличие от мамы и Светы, я не верила, что он помнит про. Я оказалась не права — думала о нём хуже, чем он был на самом деле.

Как выяснилось, отчим ехал к нам с деньгами и овощами, но попал в аварию. Со сломанной ключицей его увезли в больницу, а к дому подъехали не- знакомые люди, выгрузили мешок картошки, лук, огурцы, дыни, передали деньги. Впервые после приезда мы досыта поели.

Настоящее благополучие наступило в семье, когда мама устроилась на работу в заводскую столовую. Сначала была посудомойкой, потом буфетчицей, а вскоре, оценив мамин опыт в торговле, предприимчивость и необыкновенную работоспособность, её назначили заведующей. Она умела работать сама и организовать труд. Столовая начала занимать первые места среди предприятий общепита. На окраине города, где мы жили, учиться было негде. Мы с сестрой в сорокаградусную жару подолгу добирались в школу.

Целинный город, недавно возведённый в Голодной степи, атаковали пыльные бури. Молодые деревья, выса- женные полосами, не защищали ни от ветра, ни от солнца. Смерч мог на- чаться внезапно. Он сбивал с ног. Тучи песка атаковали про- хожих, застигнутых врасплох. Спасение от пыльных вихрей было в очках, подобных водолазным, которые мы тоже но- сили с. Когда подросли деревья, наступление пустыни на город, постепенно превращавшийся в оазис, затихло, а потом и вовсе сошло на.

Тётя Нина работала кастеляншей в детском доме, где хо- рошо учили, одевали и кормили сирот и малообеспеченных детей. Она и устроила нас со Светой в детдом. Мне там нра- вилось — просторные чистые классы и спальные корпуса, приветливые учителя, которые отвечали на любой вопрос, богатая библиотека, где можно было пропадать до закрытия или взять книгу на вечер.

Детдомовцев часто возили на экс- курсии по городу, в театр, в зоопарк, на строящийся канал, воду в который подводили из красавицы Сырдарьи. В детдо- ме мы со Светой находились днём, а к вечеру возвращались домой.

Это избавило меня от необходимости видеть, как от- чим опять не работает и делает вид, что страдает от безде- лья. Он постоянно крутился в маминой столовой. Она не раз ловила его на том, что он крадёт казённые деньги или водку, стыдила, ругала, но через какое-то время он снова оказывал- ся за прилавком буфета.

Повадился в столовую и дядя Яша. Он привозил на бан- кеты высокое начальство, проверяющих из Москвы или дру- зей, щедро поил и кормил их на мамины деньги. Наберёт в долг до зарплаты, а потом жалуется, что жена всё заработан- ное забрала. Ты заве- дующая, в конце концов, не мне же тебя учить.

И мама, чтобы рассчитаться за его долги, стирала скатер- ти, мыла полы. По факту недостачи завели уголовное. Она плакала, просила дядю помочь погасить задолженность, но он разводил руками: Одолжи у кого-нибудь, я верну сразу, как только зарабо- 36 Гульчера Быкова таю. Нина Ивановна их в детский дом пристроит. Она у меня молодчина, всё.

А Галочку за- берём. Зря не отдаёшь её нам, зря. Её надо учить языкам, музыке. С пацанов толку не будет, им самое место в детдоме. В письмах из тюрьмы ты клялся, что любишь меня, что никогда не оста- вишь в беде И в тюрьме люди живут, и в детдоме. Человек, Люся, ко всему привыкает. Мама не спала ночами, молилась и плакала от страха за. Они с отчимом продали всё, что было в доме из мебели, постели, посуды, одежды, и едва-едва погасили долг, кото- рый помог списать капитан, оформлявший материалы след- ствия и пожалевший маму и четверых детей.

Оставаться в южном городе не имело смысла. Дядя Яша и тётя Нина не пытались нас отговорить. И мы в который раз налегке отправились в дальнюю до- рогу — на мамину родину, в Горный Алтай. В этих переездах было и много хорошего — из окна вагона мы узнавали мир, рассматривали нашу красавицу страну, её просторы, леса, поля, города не по учебнику географии, а наяву. Семь суток впроголодь ехали поездом из Ташкента в Бийск, потом километров по Чуйскому тракту.

До маминого Уймона до- браться не хватило средств, наступили холода. Мы остано- вились в старинном кержацком селе, расположенном у на- чала Уймонской долины в слиянии двух больших горных рек — Катуни и Коксы.

Село делилось на кержаков и мирских — людей пришлых и не верующих ни в старую, ни в новую веру. Они смеялись над староверами, что у тех колодцы на замке, чтобы, не дай бог, мирские не осквернили воду. В каждой семье держали специальную по- 37 Ника из созвездия Козерога суду для мирских, считая их погаными не на физическом, а на духовном уровне. Сами ели и пили из чашек и кружек, от- ведённых каждому строго индивидуально.

Так было столе- тиями. В эпоху одноразовых шприцев и посуды такие меры гигиенической предосторожности не выглядят смешными.

В войну все кержаки, не ушедшие на фронт, отказыва- лись от продовольственных карточек, считая их дьявольски- ми знаками.

Кормились сами, не полагаясь на государство. В больницу обращались только в крайних случаях, врачева- лись сами травами или с помощью проверенных знахарок. Старожилы хорошо знали староверов Ситниковых, пом- нили целительницу Веру — мою бабушку.

Они и нас, как родных, приняли. Старейшина выделил нам дом, старый, но тёплый. Мы с сестрой пошли в школу. Мама устроилась за- вмагом в сельский магазин.

Отчим домовничал зиму, при- сматривал за мальчишками, потом уехал на заготовку ма- ральего корня на альпийские луга у подножия белков. Он убедил маму, что хорошо заработает. Мы остались на голодном пайке. Выручали корова, куры, огород да ещё лес-кормилец. Мама несколько раз за лето передавала ему продукты, но мужики, по очереди спускавшиеся с белков, говорили: Всё лето он провалял дурака, а осенью спустился с гор налегке, отдав всё заготовленное за долги мужикам, доставлявшим ему продукты из села.

Мама плакала и ругала его: За тебя, лодыря, стыдно людям в глаза смотреть! Огород и хозяйство были на нас с сестрой, да ещё на маме. На зиму корма корове и телёнку пришлось покупать. Хорошо, водка была в дефиците, и мама сумела договорить- ся с деревенскими косарями. Как и в других горных селениях, здесь передавались из по- коления в поколение предания о священном Беловодье — сибирской Шамбале. Затаив дыхание слушала я легенды о неведомой, загадочной стране, которую дано увидеть не каж- дому.

Говорили о Беловодье старые люди. У них и пыталась я выведать хоть что-нибудь. У моей соседки по парте Варь- ки Ворониной была старая скрюченная бабушка, которую в селе все звали колдовкой Воронихой. Она лечила людей, принимая боль на. Полечит одного-двух и ложится под крышу умирать. Не ест, а только пьёт воду и стонет. Варька носила ей свежую воду в старом железном ковше из колодца. Я не рискнула лезть на чердак, хотя меня мучило любопыт- ство. Но однажды всё-таки удалось застать таинственную бабушку в доме.

Она сидела около ведёрного самовара в ста- ринном платке на плечах и пила чай со сливками. Старуха была в хорошем расположении духа и стала рас- сказывать. Мы, открыв рот, ловили каждое слово.

Вишь, у неё что, — и она ещё раз больно ткнула мне в лоб. Ты под белой за- щитой. Память у неё была феноменальной, а речь удиви- тельно образной и выразительной. А ещё она любила читать. Иногда я заставала её за книгой в магазине — когда не было покупателей, она жадно, урыв- ками читала. Любила пересказывать прочитанное нам, де- тям. Мама знала множество захватывающих и поучительных историй и была великолепной рассказчицей. Понятно, что я тоже рано пристрастилась к чтению.

Она перечиты- вала его многократно и всегда плакала над злоключениями английской девочки-сироты. Честно сказать, я ревновала маму к этой самой Джен, с которой мы были ровесницами. И потому, читая, я всё время невольно сравнивала героиню романа с собой, сопоставляя то, что происходило с ней в художественной реальности, с тем, что было со мной — в настоящей, не книжной, жизни.

Особенно пристрастно я исследовала те места сюжета, которые мама не могла читать или рассказывать без слёз. Джен осталась сиротой после внезапной смерти матери. На воспитание её взял дядя — богатый Джон Рид, материн брат, который, умирая, в последние минуты потребовал от жены, миссис Рид, обещания, что она будет растить и воспи- тывать девочку.

Та поклялась умирающему оставить в доме сироту — существо, совершенно чуждое ей и её семье. Стать матерью ненавистной Джен миссис Рид не смогла. Прези- Джен Эйр 40 Гульчера Быкова рали девочку и дети, в особенности сын — Джон Рид, он был четырьмя годами старше Джен, которой едва минуло десять.

Это был необычайно рослый для своих лет увалень с прыщеватой кожей и нездоровым цветом лица; поражали его крупные нескладные черты и большие ноги и руки. За сто- лом он постоянно объедался, и от этого у него был мутный бессмысленный взгляд и дряблые щеки. Он запугивал меня и тиранил; и это не два-три раза в неделю и даже не раз или два в день, а беспрестанно. Каж- дым нервом я боялась его и трепетала каждой жилкой, едва он приближался ко. Бывали минуты, когда я совершенно терялась от ужаса.

Ибо у меня не было защиты ни от его угроз, ни от его побоев; слуги не захотели бы рассердить мо- лодого барина, став на мою сторону, а миссис Рид была в этих случаях слепа и глуха: Время от времени мама отрывалась от книги и возмуща- лась: Ладно Джон Рид, он подросток, несмышлёный, но куда смотрела миссис Рид? Я бы на её месте устроила негодяю такую трёпку, что у него пропала бы охота тиранить девочку.

А если бы с её дочками так поступили? Может быть, Джон про- чёл эти мысли на моём лице, потому что вдруг, не говоря ни слова, размахнулся и пребольно ударил. Она читала, а я уже не слышала её слов Странное дело, — размышляла я в это время, — мама осуж- дает миссис Рид, а сама не догадывается, как я боюсь отчима, и не замечает, как он ненавидит и тиранит. Это добром не кончится. Он сильнее и хитрее. Что со мной будет? Нет, нет, я не права, — спохватываюсь. Так и было на прошлой неделе.

Я делала уроки на обеденном столе другого в доме не былоа отчим пришёл со двора попить чаю. Он заваривал в один приём сразу полпачки и пил, не доливая кипяток. Вот так с большой кружкой завар- ки он сел за стол, а тут мои учебники.

Ни с того ни с сего он вдруг рассвирепел и заорал: Всё учишь и выучить не можешь! Одна попала мне в руку, перо заскрипело и прочертило жир- ную линию с огромной кляксой на конце. Что скажет учи- тельница? Я вскрикнула и заплакала. Как раз в этот момент и зашла мама. И тут началось такое! А что ты хотел? Какое семя — такое и племя! Да такой звёздочке радоваться надо, а тебя от зависти наизнанку выворачивает!

Отчим со злости грохнул кружкой об пол, и та разлетелась вдребезги. Я забилась на печку, плакала и мстительно думала: Он не ожидал, что мама придёт. Он постоянно исподтишка руки распускает — то пихнёт, то стукнет. Я боюсь и ненавижу его, потому так пристально слежу за каждым его движением. Наверно, он догадывается о моих мыслях и злится ещё пуще. Ну что ж, так мне и надо! Старшая сестра зовёт его папой и часто с ним ругается, а чуть что — маме жалуется. Она боевая, умеет за себя постоять.

Он побаи- вается Свету, а я тихоня. И у меня язык не поворачивается окликнуть его папой — хоть ты убей меня!

Потому стараюсь к нему не обращаться. Если бы мама знала, что это и обо мне. Я боюсь отчима, и страх мой день ото дня растёт. А в страхе жить нельзя! Вчера на уроке Александр Павлович рассказывал о зна- менитом таджикском философе и враче Авиценне.

Учёный поставил интересный опыт: Один 42 Гульчера Быкова ягнёнок содержался в безопасности, а у другого в загоне стояла клетка с волком, прикованным на цепь.

Зверь выл по ночам, а днём гремел цепью. Понятно, ягнёнок постоянно дрожал от страха. При этом в обоих вольерах было вдоволь зелёной травы. Кормили близнецов из одного котла и поили из одного источника, то есть абсолютно одинаково. Первый ягнёнок рос быстро, был игривый, шёрстка на нём блестела, рожки и копытца были крепкими да гладкими.

А на второго ягнёнка нельзя было смотреть без слёз: Великий Ави- ценна на этом не остановился. Он стал лучше расти, перестал вздрагивать и жалостно блеять, шёрстка на нём за- блестела, рожки и копытца окрепли.

Я тут же, на уроке, подумала: Отчим даже страшнее волка, ведь он не на цепи и не в клетке. Он — хозяин в доме, целыми днями валяется на кровати, смолит проклятый самосад да без конца чифирит сам так и называет заварку — чифир. Работай он, как мама, я бы успевала сделать уроки, отдо- хнуть и подготовиться к школе. А вечером, когда семья в сборе, я его не боюсь. Я не люблю бегать на улице, как мои братцы, или пропадать у подружек, как старшая сестра.

Люблю одна гулять по горам или по лесу, сидеть с книгой, размышлять, писать дневник, который я прячу. Теперь понятно, почему я так плохо расту и часто болею. Сестра рослая и сильная, братья — крепыши и забияки, хотя оба младше. Никто из них меня не обижает. Мы лю- бим друг друга, ведь мама у нас одна. В этом всё. Вон у Ирки отец так её любит, хотя она ры- жая и конопатая, да к тому же кое-как — с двойки на тройку — учится. В обед он приезжает за ней на самосвале, берёт на руки, целует, кружит в воздухе или подбрасывает вверх, 43 Ника из созвездия Козерога она визжит и обнимает его за шею, оба счастливо смеются Отец несёт её в кабину, усаживает на колени, она сигналит несколько раз на зависть всем школярам, потом они уезжают, а я угрюмо смотрю вслед самосвалу и плетусь домой.

Понят- но, я завидую бестолковой Ирке. И нехорошо радуюсь, что сегодня у неё в дневнике опять двойка, а у меня две пятерки. Но от этого не легче.

Не надо думать, что дело только во. У дядь Вовы, Иркиного отца, в этой школе ещё трое детей — два сына и дочка, все рыжие и конопатые, как он сам, а жена — тихая школьная уборщица.

Он их бросил и, как говорила школь- ная сторожиха тётанька Таля, спутался с Иркиной мамкой — бойкой красивой портнихой, которая работала в сельской пошивочной и на зависть всем щеголяла в чёрной гофриро- ванной юбке, которую ей сестра-москвичка подарила.

Тё- танька Таля всякий раз шепчет дяде Вове вслед: Понятно, что за гофрированную, ведь та- кой в Коксе ни у кого не. Я тоже мечтала о такой юбке. И не я одна. Всякий раз они выбегают на крыльцо, когда к школе подруливает синий самосвал. Стоят и смотрят на отца, на Ирку, на их весёлую возню. Они пробовали бить конопатую соперницу, но отец всё равно к ним не вернулся, а в школу пришёл участковый, грозился их маму из уборщиц уволить, тогда им и вовсе не на что жить. Меня мучает один вопрос.

С отчимом понятно — я его тер- петь не могу, просто ненавижу, маму люблю — она умная, тру- долюбивая и весёлая. Но у меня есть родной отец. Он бы точно не дал меня в обиду. Он где-то далеко, я его никогда не видела и знаю лишь по маминым рассказам.

Думает он обо мне? Как к нему относиться? По его словам, он еще не решил, какое обращение в свой адрес предпочитает: Persona Stars до конца завершив бракоразводный процесс с Брэдом Питтом. Стивен Спилберг порадовал фанатов фильмов Финансовые консультанты королевской семьи об Индиане Джонсе: Более уберечь состояние принца Гарри в случае того, режиссер подтвердил, что главную роль развода. Но жених Спилберга удивило многих. Однако Джонс и Королевство предыдущий брак, его не убеждают.

Но использовать его надо умело. Он может стать как изюминкой наряда, так и его проклятием. Кажется, и шикарной фигурой добавила себе цвета из атласного шелка превратило спрятаться за что наряд на размер больше необходимого.

Складки на лифе гигантским Бантом. И бант, призванный подчеркнуть талию, платья. К тому же сползший вниз корсет очертили высокую грудь, пояс И есть ощущение, что расширил ее, заодно увеличив бедра.

Это визуально укоротило ноги тонкость талии и женственность фигуры. И бант — Мне не нравится этот стилистически был кто-то дру- только выиграл. А тут сама цветовая по пропорциям достаточно удачный.

Но сейчас некую пижамную историю, и бант усиливает платье с таким большим акцентом в виде оно тоже не нравилось. Не нравится, что оно strogayatasha платье целиком соответ- эффект пижамности. Но, наверное, я просто банта укорочено. Сразу нарушаются немного мятое, небрежное. Не нравится ствует хозяйке. Странный максималистка и хочу, чтобы все было пропорции и ощущается некая тяжесть.

Я не люблю, когда женщина бант, куча украшений. А так, вполне себе мило и по Но мне нравится его цвет, нравится даже надевает роскошный наряд и не хочет ему Таша Строгая, Все вместе — именно пропорциям актуально и современно.

Поэтому образу, скорее, телеведущая, Пэрис Хилтон. Именно это слово — Классическое сочетание: Блуза рыжеволосая красотка в наряде Свой неординарный имидж певица С одной стороны — полупрозрачное в черно-белую клетку с шикарными насыщенного зеленого цвета и в туфлях виртуозно подчеркнула выбором наряда. Интереснейшее по крою платье Сложнейшая конструкция из алых лент звучание и легкие агрессивные нотки наполняет образ воздухом Парижа.

Однако прямые широкие брюки поскольку не позволяет оценить струящиеся но при этом очень женственный силуэт. С другой — количество и яркость сверкания с неровным низом делают фигуру по фигуре линии ткани и тяжелыми А два крупных банта создают иллюзию бантиков вызывает желание отвернуться. Безупречен лишь выбор обуви. Красивый красный принимать разные тенденции. Черные брюки не и бант, и туфли. Мне не нравится, конечно, цвет. Но крой платья таков, что он сразу Я понимаю, что прозрачность сейчас стройнят, а наоборот, увеличивают в бедрах.

Но я очень не люблю, когда Ощущение, что перед нами стоит такая Предполагаю, что это такой крой. Вообще кукла или игрушка, которую празднично у женщины на светском мероприятии видно сильно-сильно поправившаяся женщина. Я не люблю такие вещи, нижнее белье. Я считаю, что это тот рубеж, И для меня всего слишком много: Если хотите, буфф, бант, неровная кромка брюк.

И все очень деликатный бархатный бант… Есть женщины. Здесь явное ощущение, что это это мой консерватизм. Оставьте хоть это в одном комплекте. Сначала вышла Полина и объяснила, что у детей сейчас занятия, а глава семьи еще спит. Дмитрий до утра монтировал фильм ко дню рождения старшего сына — Александра.

Ему исполнилось 8 лет. Разговор мы начали с Полиной. Выходит по три каждый год. Я собираю фотографии, видео — все то, что произошло с ре- бенком за год, — а Дима монтиру- ет это в десятиминутный ролик. Мы могли бы и двухчасовой смотреть, но хочется, чтобы наши друзья не уста- ли, поэтому фильм коротенький. Он получает от этого большое удо- вольствие.

Как раз сейчас направлю мальчишек в спальню. Детские или ваши с Дмитрием? Составляла список гостей, придумывала виктори- ны. Это сейчас есть аниматоры и раз- ные квесты, а в пору моего детства, учитывая, что оно прошло в Ростове- Дмитрий на-Дону, о таком и не мечтали. До сих пор люблю устраивать вечеринки, обязательно тематические. Новый год мы отмечаем три дня.

Просто и дико весело. Все выбрали любимых персонажей и пародировали. Я была Лерой Кудрявцевой и вела вечер. А Дима с Аришей Шараповой сидели в жюри. На Димин день рож- дения мы часто куда-нибудь улета- хочу, чтобы Полина ем.

В этом году подарила ему поезд- ку в Токио — он очень любит Японию. В прошлый раз была Швейцария.

  • Tlndl132018
  • Tlndl382018
  • T1ndl202018

Но при этом я обязательно записываю знала — юность видеопоздравления от друзей. Как- то пригласила из Ростова его давних, еще студенческих лет, приятелей, ко- торых он сто лет не. В общем, замужеством стараюсь затрагивать струны его ду- ши.

Меня часто спраши- вают: Пото- му что лишь к ночи понимаю, что был праздник. А вот гитару, которую Семья: Они живет во Франции, замужем похожи между собой? Федя, напри- государственного университета мер, больше к папе тянется.

Часто приходит обни- федеральных телеканалах: Но и развивает- миллионером? Член Академии ся гораздо быстрее. Ему еще нет 3 лет, Российского телевидения а словарный запас — основательный. Он заговорил сразу предложениями бабушек, прабабушек, педагогов, — и так красиво!

Мне не до отдыха, я — луйста, хлебец. Огромное спасибо, ма- главный организатор. От старших таких речей не до- — В обеспеченных семьях ча- ждешься. Де- — Старшие дети еще не задают ти уже ни о чем особо не мечтают. Что просят ваши сыновья? Ничего вообще у нас не восемь детей? Наверное, потому что все- — Кстати, хороший вопрос!

Я в детстве доводила почему не восемь, действительно? Наши дети дру- я сижу с другом, так представь, за у наc настолько гие. Например, Саша попросил на день три года у них с женой родилось трое энергичный, что рождения Книгу рекордов Гиннесса. Но если серьезно, то, пока де- принять за троих — Или айпад… ти маленькие, я возьму паузу.

Хочу детей — Планшет у него. Мы с Ди- максимально вложить в каждого ре- мой считаем, что ребенку нельзя за- бенка, а это требует сил и, главное, Родители с сыновьями прещать пользоваться интернетом, времени.

Саша когда угод- чтобы вы уехали куда-то по делам, — Дмитрий часто делает вам та- правильно понимали, Дима никогда но может выйти в Сеть, но не выхо- а сыновей оставили на Дмитрия? При- — Разные бывают папы. Наш не бу- — За девять лет брака машину ворит. Для него я еще один ребенок. Он веду такой пример. Недавно захожу дет менять памперсы. Он лучше по- я получила первый. Мы вообще меня даже дочей называет. Воспиты- в Сашину комнату, он сидит с айпа- смотрит с мальчишками фильм, по- вещизмом не страдаем.

Муж — ще- вал лишь в начале наших отношений: Я берегу его от ненуж- шу. Когда мы путешеству- или то, — нет! Не сказать, что я была невоспитанной — Петра. Я тоже удивилась — я лечу с детьми отдельно. Хочу, что- Старый не хотела менять, пока дети девушкой. Скорее, по-детски не- не представляла, что он вообще зна- бы они доставляли папе удовольствие, маленькие, чтобы не волноваться за посредственной. Ока- а не ненужные хлопоты, чтобы Ди- чистоту салона.

Теперь они подросли, залось, что Дима как-то слушал их ма хотел проводить с ними как мож- и я захотела немножко пофорсить. В гостиную спускается Дмитрий — — Как известно, Дмитрий — эру- Я влюбилась в мужчину старше спокойный, расслабленный, с улыбкой дит. Он не пытается вас подтяги- на лице. И подключается к разговору. Часто же- себя на 30 лет. И мысли — Неужели вы думаете, что Поли- лание перевоспитать супруга или на не изменилась с тех пор, как пере- супругу приводит к ссорам.

Конечно, — Мы познакомились одиннадцать изменилась. Она была ростовской де- лет назад, мне было Конечно, Дима вочкой, милой, воспитанной — пусть с. Сашке нравятся песни Высоц- но больше времени. И искренне хва- хотел повлиять на мой кругозор, со- на себя не наговаривает! И невероятно кого, например. Это к вашему вопросу лю, когда он с ними занимается. Но я же ее сам сделал! И от- про айпад… При этом ребенок загру- — Полина, у девушек вашего воз- валось прочитать.

У нас она не- раста в приоритете карьера. О пер- коладки, заберись под плед и читай. Это жене не простишь, что она веч- стандартная. Есть гончарный кабинет, вом ребенке в лучшем случае заду- Сладкое я съедала и шла гулять, по- но копается, когда надо ехать в гости, музыкальный, ювелирный, театраль- мываются после Вам же всего тому что — напомню — мне было 17!

Дети сами выбирают, что 28 лет, а вы мама троих парней. Вообще мне больше нравятся аудио- она ровесница моей Лады дочь от вто- им интересно. Вчера педагог присла- — Если любишь мужчину, то меч- книги или — слушать Диму. Он же рого брака Дмитрия. Чтобы претен- — То есть совсем не перевоспи- Мы с Димой в восторге. В музыкаль- — Когда выйдет номер, 28 мар- зий не возникало, я занимаюсь са- тываете жену… ную школу не стали сына отдавать, та, вы отметите девятую годовщи- мообразованием, создала даже жен- — Бывает, только когда зашкали- чтобы не отбить желание.

Ну, например, когда появился как всех в детстве мучают сольфед- — Да, мы поженились 28 марта слушаем лекции — по психологии, по Instagram, Поля настолько увлеклась, жио и гаммами, и, повзрослев, никто года. Жду с нетерпением го, педагогике. Я и французский начи- что даже при мне рассматривала что- уже к инструменту не подходит. Мой потому что в этот день прибудет Ди- нала учить. Но каж- то в телефоне. Представляете, с ней муж, к примеру, в музыкальную шко- мин подарок, который он подарил дый раз беременела и бросала.

Боль- Дибров сидит, а она смотрит не пой- лу ходил из-под палки и фортепиано мне на Новый год, — автомобиль. Но чтобы вы ми. Им не нужны летние подобного не случается. Заметьте, Мои знакомые миллионеры, ко- я сейчас ни слова не говорю о призна- торые в зрелом возрасте развелись, ках старения.

Потому что вся Швей- спрашивают: Поехали в Ростов — нам тает безупречно в индустрии красоты. Пока она чистая, описаны Миллером или Мопассаном, пока учителя не нашлись… Мне про- прекрасно знает — с юными девуш- сто повезло!

Разница в возрасте — ни- ками секса. Есть эмоциональный чему не гарантия, это лотерея, как ес- всплеск, а секс может быть со зрелой ли супруги — ровесники. А дети еще женщиной. Сексуальную привлека- никогда никого не удерживали… тельность вы теряете лишь у дураков. Им на- — Если они кому-то кажутся сек- верняка будет интересно узнать: Значит, ния детей, без подсказки По- голубка, так! Надо было первые зво- лины вспомните? В семье нужно разделение.

Мама — это солнце, а папа — это жрец солнца ночки о том, что в 45 останешься од- — Конечно, я же им на, слышать в Ну, девочка, вспомни, резал. Хо- не приходил, но с Поли- рошо, в 25 не подумала. А надо, чтобы материнство ный. И мужчина, женившись на та- приносило радость. Ведь все ужа- дренная опытом женщина скажет: При этом кто из вас оналах. Есть няни, полный набор хочет алкашей, вышвырнутых на обо- прислуги, кухарка.

Чтобы Поли- чину жизни, или сторожей автомоек? А миллио- ством не заканчивается. Эти муж- чить ей жизнь. Они — Да не хочу, а облегчаю. От второй Ирина Леонова. Аринбасаровой уже среди звезд жены, Альбины, — Старшей дочери пары 52 года. В году Ибрагимов исполнится 13 лет. На год моложе ее от брака с Вивиан Годе сейчас 47 лет. В м родился Андрей. В году актриса Ирина Бразговка у которых по семь, У пары родились три дочери — Асылбика В м — София, в м — родила режиссеру дочь Дарью.

Увы, актеры так Наталья и Елена от четвертой жены, наследников. В декабре года певец и его супруга и не дошли до ЗАГСа. А дочь Марию объявили, что ожидают пятого ребенка, восьмого ребенка — сына Федора — год и сына Петра год для Рената он станет девятым.

Например, учить детей завязывать шнурки. Это какое адское терпение нужно иметь! Вот как раз этого занятия я Полину лишил. Мама — глав- ное слово в жизни ребенка. Музыку послу- шать надо? Благодаря тому, что Полина много занимается детьми, они развитые парни. Скажем, Саша — главный книгочей в своем втором классе. Недавно Саше дали зада- ние нарисовать литературного героя.

Все дети как дети — Карлсон, Винни Дмитрий: Саша его нарисо- быть на несколько вал, все были в восторге. Кстати, мно- лет старше го зависит от окружения. Школу надо тщательно выбирать. Вам было бы это трудно? И когда вечером маю: Чем он попытается поговорить про ноосфе- недоволен. Неужели и вы не ощу- главное — чтобы полено говорило.

Так вы, к примеру, занимаетесь? Ведь это же тот, кто запре- — Есть то, что мешает. Зимой дущие, и говорящие поленья. Я езжу или, если был рабочий день, возвра- щает нам ковыряться в носу! Вижу, есть двадцатилетние жа: Не се- ская обстановка. Я стал писать роман.

А вот выйдет ли, не знаю. Уже месяц — ни строч- — Новых Дибровых пока нет Представля- ки… — Ну как? Вон же трое бегают! Все вместе ужи- ете проклятье ребенка: Да- наем — у нас заведено в семь вечера и не хочу ничего знать.

Даже в шеренге ем! Какая это по счету роль в ки- ся те, кого они приведут в первый раз, В последнее время выбираем или вы- солдат первым назовут рядового Ди- но? Мое де- ступления Майкла Джексона, или брова. Я слишком хорошо ло — поставить на рельсы, засунуть фильмы Чаплина. Выхожу на съемочную бя поддерживать, дальше пусть дела- ша. Дети дают мне возможность ин- — Вряд ли в случае с вашими площадку, только если просят дру- ют что угодно.

Наблюдаю, детьми дело до армии дойдет. В данном случае — креативный что им интересно. Мне приходится ва, мой друг.

Сле- какое сегодня оружие. Скоро казарм да она попросила, не смог отказать… новинки кинопроката стр. Не дай бог мне заподозрить хоть работают молодые люди. Не зная ни сло- ва на тайском, старик собрал компа- Евгения Дмитриева, нию приятелей, а самым близким дру- Роза Хайруллина, гом ему стал рыбак Бунча. Тем более на горизонте появляет- актеры.